Страницы

понедельник, 15 октября 2012 г.

Анкета

Здравствуйте!
Благодарим Вас за то, что присоединились к нашему проекту «Век школы»!
В 2013 году мы празднуем наш 100-летний юбилей!
Согласитесь, столетие – это весьма внушительный срок даже для истории любого государства и уж тем более для истории одной школы!
Стены нашей школы стали родными для огромного количества людей! Они хранят память не об одной тысяче учеников и не об одной сотне учителей. Давным-давно порог этого здания переступили первые ученики. Многие из них, вырастая, приводили сюда учиться своих детей, а те приводили своих, и так далее. Так создавалась преемственность поколений людей, чья жизнь оказывалась в неразрывной связи с родной школой! Мы и сегодня продолжаем эту прекрасную традицию наряду со многими другими обычаями. Перенося традиции прошлого в настоящее и укрепляя их современными, мы тем самым поддерживаем связь времен, которая и является основой культуры.
Юбилей школы – это не только годовщина возведения самого здания, это день рождения целого сообщества людей: учеников, учителей, семей и просто хороших друзей – нас с вами. Вместе мы и образуем славную историю школы №1227, расположенной в самом сердце города Москвы по адресу: Большой Трехсвятительский переулок, дом 4.

Нам очень хочется собрать данные о наших бывших выпускниках и педагогах, услышать их воспоминания об учителях, коллегах, одноклассниках и о школе в целом. Чтобы систематизировать всю поступающую от вас информацию, мы придумали специальную анкету, заполняя которую вы сможете рассказать нам о своих годах, проведенных в нашей общей школе! 

_____________________
P.S. Просим к каждой анкете добавлять как минимум одну фотографию автора (можно и больше!). Все изображения, как и саму анкету, присылайте на следующий email: vek1227@gmail.com
Мы очень рассчитываем, что дети и внуки самых старших наших выпускников и коллег помогут своим бабушкам, дедушкам, мамам и папам в решении всех технических сложностей. Спасибо!

14 комментариев:

  1. Школа 1227, созданная на руинах 35-й, собирается праздновать СТОЛЕТИЕ.
    Я кончал 35-ю, и прошу МОЮ школу не «омолаживать» вполтора: ей, слава Богу, точно ПОЛТОРА века. Это проверяется за полчаса в интернете. МОЮ Школу закончили архитектор Михаил Николаевич Чичагов, 1837 г.р. («получил общее образование в училище при московской реформатской церкви» /Словарь Брокгауза/ - и было это не позднее 1855 — ибо в 1859 году он, окончив курс Московского Дворцового архитектурного училища, был уже архитектурным помощником у Герасимова на реставрации Кремля) и поэт Сергей Клычков (в Московском университете с 1908 года), живописец Иван Кнабе (ум. 1910, успев закончить Училище живописи, зодчества и ваяния и поучаствовать в создании «Голубой розы») и выпускник училища при реформатской церкви 1898 года, выпускник МВТУ 1903 года, ректор Межевого института с 1923 по 1928 гг, ректор Питерского политеха в 1928-29 гг. профессор Сергей Кобозев.
    И как минимум один адрес училища до 1913 года (Покровка, 1) известен почти всякому, интересующемуся историей Москвы: именно там учились ДО ПЕРЕЕЗДА в Большой Трехсвятительский Эрнст Кренкель и Рудольф Абель, Борис Ливанов и Анатолий Бендель /Горюнов/.
    Так что строительство в 1913 году Адольфом Эрнестовичем Эрихсоном здания в Большом Трехсвятительском (для меня так и остающемся Большим Вузовским) — столетний эпизод в полуторавековой истории МОЕЙ школы.
    Хотя и очень важный эпизод, поскольку в 1917 году в здание по Б. Трехсвятительскому перебралась Московская Четвертая гимназия, то и все ее выдающиеся выпускники — Шахматов и Бюшгенс, Зограф и Минорский, Жуковский и Поливанов — тоже история МОЕЙ школы.
    МОЕЙ, но не 1227-й: ее даже смена номеров школы между 1920 и 1964 не увлекла... А ведь именно в этих разнономерных учились Эфроимсон и Галич, Столпер и Оборин.
    А из ныне здравствующих 327-ю заканчивала, например, Ирина Антонова — бессменный сколько себяя помню директор Музея изящных искусств — и только бестолковость сменяющих друг друга руководителей 1227-й не позволяет установить дружбу между музеем и школой. Как в свое время порушила проект балетной специализации...
    Так что МОЯ школа больше полувека соперничала с основными московскими гимназиями и реальными училищами, в ней преподавали ПРАВИЛЬНЫЕ учителя (в 1901 году — не только преподавал, но подготовил и издал «Сборник статей для упражнения в знаках препинания и для синтаксического разбора. Пособие для средних и низших учебных заведений. Издание С. В. Ганешина. М. 1901. Стр. VII + 68. Ц. 30 коп» П. Сакулин, преподаватель Реформатского реального училища в Москве — да, тот самый знаменитый литературовед Павел Никитич) — с самой собой, ибо в Четвертой гимназии кого только не сыщем: от Николая Михайловича Коншина до Всеволода Федоровича Миллера, от Константина Краевича до Димитрия Добросердова — и Поливанова.
    И в МОЕ ВРЕМЯ — с 1964 года, когда МОИМ директором Иваном Васильевичем Чеповым она была не переименована и перенумерована, но ПРЕОБРАЗОВАНА в 35-ю, и до окончательного его вытеснения в 1972 (мы окончили в 73-м, и падение школы уже было заметно) МОЯ школа безусловно входила в первую полусотню московских школ, соперничая с 57 и разными Вторыми.
    А нынешней 1227 с ее «рейтингом» за пределами первой сотни, без лауреатов Всеоссийских олимпиад, без полноценных лидеров педагогической мысли вроде Сакулина и Краевича — или хотя бы Чепового, Укстиной и Дыниной, Удель и Певзнер до такого уровня — как до неба. Или хотя бы до нынешних 57-й и Второй. Увы.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Мне очень горько, что первые воспоминания - такие богатые воспоминания - о НАШЕЙ школе написаны и оформлены в таком ехидном и, даже местами вызывающем, тоне.
      Цель данного проекта, на мой взгляд, не обсуждать нынешнее и советское, а того паче - дореволюционное образование, а делится воспоминаниями о НАШЕЙ школе со всеми номерами, под которыми она была известна.
      Надо заметить, что вековой юбилей вполне логичная дата. Плюс-минус четыре года.
      Учебных заведений при евангелическо-лютеранских церквях Москвы, в том числе реформатских училищ, было достаточно много. Только в районе Ивановской горки их насчитывалось три штуки. В конце XIX века в Москве действовало девять христианских неправославных храмов, из них три евангелических: церковь Св. Михаила, церковь Св. Петра и Павла (Старосадский пер.) и реформатская (швейцарская) церковь. В начале XX века к евангелическо-лютеранской церкви принадлежало 85% немцев-москвичей, а среди прихожан евангелическо-лютеранских храмов немцы составляли составляли около 90%. Немцы-католики посещали церковь Св. Людовика на Лубянке. При всех церквях были открыты и успешно функционировали учебные заведения. При церкви Св. Петра и Павла, например, разного уровня их было 4.
      Общее заблуждение относить основание училища при реформатской церкви, из которого потом выросла наша школа, из частного реального училища Фидлера, которое было образовано в 1876 г. и находилось в районе Чистых прудов, а тем более к 4 мужской гимназии из "дома-комода" на Покровке.
      В 1908 г. обществом прихожан евангелическо-реформатской церкви (кальвинистов) было основано "реформатское училище на правах гимназии". В училище было три подготовительных и восемь основных классов. Основателями училища были приняты новые принципы обучения, до того не применявшиеся. А именно: впервые введено совместное обучение мальчиков и девочек, в училище принимали всех, независимо от вероисповедания и национальности, обучение велось только на русском языке, ношение формы считалось необязательным. Первые три выпуска были очень малочисленные, первый составлял всего 12 человек.
      Действительно, сначала реформатское училище помещалось в двухэтажном доме на углу Покровки и Армянского пер. (д.1/6). Затем, по мере увеличения количества учащихся, в 1912-1913 гг. по специальному заказу общины был построен дом на Бол.Трехсвятительском переулке - рядом с самой церковью, которая находилась в Мал.Трехсвятительском пер. Архитектором стал член общины евангелическо-реформатской церкви, знаменитый зодчий своего времени Адольф Эрнестович Эрихсон. Именно по его проекту были построены, например, здание Центрального дома архитекторов и здание Товарищества печатания, издательства и книжной торговли И.Д. Сытина (Маросейка, 7/8).
      Первым директором училища была Анилина Карловна Паунер, а затем директором стал талантливый педагог, математик Мартин Карлович Берг. Но про имена нашей школы чуть позже - отдельно.
      Построенное по специальному проекту здание отвечало самым передовым требованиям: просторные классы, много света, широкие коридоры, а главное - отлично оборудованные кабинеты химии, физики, естествознания, превосходный спортивный зал со всеми современными снарядами и шведской стенкой, плоская большая крыша для занятий и игр на свежем воздухе.
      В 1913 году училище въехало в новое здание. И поэтому отмечать юбилей в 2013 году кажется вполне естественным.
      Однако уже в 1915 году в этом здании был открыт госпиталь для раненых, просуществовавший до 1918 года. Все эти годы классы школы занимались в помещении практической Академии на Покровском бульваре.

      Удалить
    2. Позвольте несколько уточнений:
      1. Церковь, при которой было наше (прародительское) училище, НЕ ЛЮТЕРАНСКАЯ, а реформатская, кальвинистская - отсюда швейцарский и/или голландский и/или персвитерианский налет. Для образования это значит, например, прямую перцепцию педагогических новаций Песталоцци. Это виднее в Училище реформатских церквей на Мойке - но не могло не сказываться и в Москве.
      Поэтому все многочисленные школы Петер Пауль Шуле(мужские русская и немецкая школы, гимназия и реальное училище в Петроверигском, женские русская и немецкая школы и гимназия в Колпачном) и Дицгофова школа слепых к НАШЕЙ школе не относятся никак, или почти никак.
      2. Михайловский лютеранский приход /с его школами/ с 20-х годов СЕМНАДЦАТОГО века (почему и Михайловский!) и до 1928, когда Новую кирху (отсюда - Новокирочный переулок) срыли до основания, находился на нынешней улице Радио, 17. И потому никогда не был в нашем углу, а только в Немецкой слободе.
      3. Настаиваю, что никакое другое образовательное учреждение в Москве НЕ МОЖЕТ с большим основанием, чем НАША школа, претендовать на наследие Четвертой гимназии - аргументы приведены Вами же в следующем Вашем посте. А наследие это совершенно замечательное: Шахматов и Краевич, Поливанов и Зернов, Евреинов и Минорский, Николай Жуковский и Сергей Морозов. А эта история ДОЛГАЯ (с 28 августа 1849 года) и СЛАВНАЯ.
      4. Нет никакого основания сводить всю историю реформатских училищ в Москве к Фидлеровскому в Лобковском /оно возникает ТОЛЬКО в 1876 году/: куда денем Чичагова? Что будем делать с реформатским пансионом 1863 года? Это как из истории Первой гимназии выкинуть Университетский благородный пансион - то есть больше полувека вполне себе славной истории (Ермолова и Грибоедова, Лермонтова и Тютчева et tutti quanti).
      А иного наследника этой традиции кроме НАШЕЙ школы опять-таки НЕ ВИДНО.
      Другое дело, что ТАКАЯ традиция возлагает обязанность ей хоть немного соответствовать - иначе получается как с МГУ при Садовничем: несусветная деградация при клятвах в верности заветам предков. Не спорю, среди предков (в МГУ) бывали и препаскудные: Андрей Януарьевич Вышинский, к примеру. Но почему избран их пример, а не пример Сергея Трубецкого или хотя бы Ивана Петровского.
      Так и с нашей школой: отказ от ЧЕСТИ традиции не есть ли отказ ОТ БРЕМЕНИ СООТВЕТСТВИЯ лучшим образцам этой традиции - или простым следствием лени изучить в деталях, в чем эта традиция могла бы состоять? То есть попросту, говоря нынешним языком коммуникативных технологий: поскольку у нас проблемы с тем, чтобы сформулировать mission, поскольку у нас средненько и мы не боремся за лидерство - стоит ли нам вкладываться всерьез в брендирование (а правильное КОНСТРУИРОВАНИЕ ТРАДИЦИИ и есть построение ядра бренда).
      Именно поэтому я не убежден в правильности избранного самоограничения.
      Хотя лично мне удобно: у меня, выпускника 1973 года, при таком выборе "точки отсчета" собственные школьные круглые даты совпадают с ОБЩИМИ.
      Алексей Кузьмин, выпуск 1973

      Удалить
  2. Осенью 1918 г. школа возвращается в родные стены, получает номер 42 БОНО и занимается до 1923 г. ПАРАЛЛЕЛЬНО в этом здании со школой № 43 БОНО - бывшей 4 мужской гимназией. По свидетельству современников (выпускников 1925 г.), обе школы занимались в разное время и учащиеся практически не общались друг с другом.
    В 1923/24 гг. был осуществлен процесс, получивший название "смычки". В школу №42 влилась школа №43, насчитывающая меньший контингент учащихся и меньшее количество классов. Бывшие "реформаторы", как их тогда называли, сохранили свои параллельные группы "а" и "б", а группам учеников прежней 43 школы была присвоена литера "в".
    Было создано новое объединенное руководство и школьное самоуправление. Первым директором объединенной школы стал преподаватель физики Петр Николаевич Степаненко. Но про имена потом...
    В 1930-х гг. - точнее, к сожалению, я не нашла - может кто-то подскажет? - школа была реорганизована как девятилетка и стала по номером 24 БОНО. После изменения районирования Москвы она отошла от Бауманского к Красногвардейскому РайОНО и получила №327. В 1964 г. наша школа была преобразована в спец. школу №35 Калининского района с преподаванием ряда предметов на английском языке. И уже при мне в 1988 г. стала носить номер 1227.
    Наверное, каждому выпуску хочется, чтобы именно годы его пребывания в школе были самыми-самыми. Мне тоже кажется, что учителя, которые работали в 1980-1990-гг. в НАШЕЙ школе были самыми лучшими. Это и директор, наш любимый учитель истории, который, к сожалению, трагически погиб совсем молодым - Франкевич Николай Марьянович. И "англичанин" Андрей Петрович Загорский, который, будучи совсем молодым человеком все свое время посвящал нам - это и кружки, и походы, и песни под гитару, и просто посиделки и разговоры по душам, когда это было необходимо. А как он учил! Мы по-английски к шестому классу разговаривали. И Сергей Михайлович Макшинский - физик, даже скорее философ. И очень строгие, но справедливые математики Ирина Александровна, Вера Павловна, Ольга Александровна Козлова.Потрясающие литераторы Ольга Васильевна, Алла Вадимовна, Наталья Павловна... И наш классный руководитель - Валентина Петровна Скворцова. И первый учитель - Надежда Михайловна Смирнова. Подавляющее большинство из них в школе больше не работает по разным, часто грустным причинам. Но сам дух Школы, самого здания, наших подвигов и провалов в стенах этого здания заставляет нас приходить сюда снова и снова. Мы тесно общаемся и встречаемся своим выпуском, а это, на мой взгляд - умение дружить - тоже было воспитано в школе. В школе учился мой младший брат, сейчас там учится моя дочь. Есть разное - и хорошее, и сложное. Но в целом, я категорически не согласна, что школа слабая. Она - другая. Так же, как она была разной в разные периоды своего существования.
    Ирина Алексеева, выпуск 1993 г.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Ирочка, Вы из одного выпуска с Сашей Говшей и Самариным? Если да, Вы у меня должны были слушать курс логики: я в 1992/93, узнав о попытке возрождения НАШЕЙ школы как Покровской гимназии пришел в нее (и, изнутри увидев НЕКУРАБЕЛЬНОСТЬ при ушедших лидерах преобразования, перешел к Виктору Александровичу Фертману в его СТОГ (Столичная Гимназия, бог знает где у черта на рогах в Бибирево).
      ХОРОШАЯ школа отличается тем, что университетские профессора из ее выпускников СИСТЕМАТИЧЕСКИ ПРЕПОДАЮТ в ней, поскольку им это интересно: хороший школьник в принципе лучше среднего и вышесреднего студента. Именно так живут Вторая и Культурологический лицей, Пятьдесят седьмая. Школе от этого тоже благо: эти университетские - если это настоящие профессора настоящих университетов - просто ДУМАЮТ по иному, и показывают, как НОВОЕ ЗНАНИЕ творится "здесь и теперь". ТАКОЕ переживание СОЗДАНИЯ нового знания, открытия обязательно хоть немножко у первоклашек-второклашек (ТОЛЬКО разрабатывая и проводя уроки вместе с учителями младших классов - иначе есть лишние риски из-за непонимания особенностей возрастной физиологии), обязательно на входе в среднюю школу - и где-то ближе к выпуску (лучше НЕ в выпускном, когда важны не знания и устройство головы, а бумажка). Фертман этого убоялся - почему СТОГ приличен - и не более того. Ровно так же эта традиция отсутствует у 1223.
      А постыдное отсутствие в рейтингах лучших школ - позор и беда, и ничего с этим не попишешь... Увы...
      Алексей Кузьмин, выпуск 1973 (10 "А"), преподаватель в 1992/1993.

      Удалить
    2. Да, кстати, в Калининский район школа угодила при административной реформе 1969 года: до того она (как минимум с реформы 1960-го года, если не раньше) оставалась в Бауманском районе. Это, похоже, сыграло свою печальную роль в истории нашей школы: к нам в завучи (с 1971/72 учебного года), а затем в директора (с осени 1972 года Валерия Ивановна(?) Сытова (с ее заочным педагогическим образованием, специфическим кадровым чутьем и неприятием самого ДУХА школы) была парашютирована для "борьбы с уклонизмами" ибо была она женой третьего (?) секретаря Калининского райкома КПСС.

      Удалить
    3. Нет, Алексей, Саша и Самарин учились на год старше, но у нас Вы тоже преподавали логику.

      Удалить
  3. Этот комментарий был удален автором.

    ОтветитьУдалить
  4. Уважаемые выпускники, учителя и друзья школы!
    Просим вас понимать, что воспоминание о школе у каждого свое. И двух одинаковых, разумеется, нет и быть не должно! Суть нашего проекта как раз и заключается в том, чтобы собрать непохожие истории, отзывы и рассказы о школе от разных людей из разного времени.

    Если вы обладаете какой-либо интересной информацией о нашем общем учебном заведении и действительно готовы принять участие в нашем проекте, то мы с огромной радостью примем вашу помощь! (Контакты указаны в блоге)
    В любом случае, мы просим испытывать уважение как прошлому, так и к настоящему, и к будущему нашей школы!
    Давайте работать вместе и помогать друг другу!

    ОтветитьУдалить
  5. Мне кажется, коли уж общие фото выпускников всех выпусков не висят на стенах в коридорах и рекреациях школы, как это было в конце 60-х - начале 70-х (значит, скорее всего, найти эти фотографии для сканирования ВОЗМОЖНО), и отсутствуют на сайте школы (там много чего нету, например, списка директоров - хотя бы с 1913 года!), самое дело вывесить его хотя бы ЗДЕСЬ.

    ОтветитьУдалить
  6. Я не утверждаю, что МОЯ школа была лучшей: в ней была Екатерина Петровна Губчек, женщина imho не слишком умная и вовсе неинтеллигентная; вполне сомнительные физики (Карпов, которого понимали трое в классе /я был в их числе, но это вообще-то не дело!/, и пришедший на год "отъезжант" Нейштадт, котрый физику знал не очень, а преподаватель был просто никакой. Правда, к 10-му к нам пришла вполне толковая Чернышева (как ее звали? Людмила? Сергеевна? Петровна?); в целом довольно средние "англичане" (прелестная первая моя англичанка Нелли Яковлевна Михайлова, наша классная истеричка Куперман, Людмила Мироновна Бач или еще недавно работавшая Гнедкина - но все это было вполне умеренно. Если бы не год с Любовью Иосифовной Певзнер и не регулярная практика в Доме Дружбы и в постановках Шоу и Шекспира /Пинтера читали, но не ставили!/ с Шалыпиной, знал бы язык кое-как. И, скорее всего, не стал бы я африканским, британским и американским visiting professor), приличные, но очень далекие от идеала историки (помню из них только Маргариту Александровну Кривенкову, но остальные были не шибко лучше - если вообще были не хуже).
    Но в моей школе имущественное расслоение (а оно было существенное: дети школьной технички, м.н.сов без степени, буфетчицы Госснаба и печатника успешно соседствовали с детьми и внуками генералов и министров) НЕ ОЩУЩАЛОСЬ как сколько-то ЗНАЧИМОЕ. Хотя году к 70-му съезжались из разных концов города (от Водного, с Преображенки или из Филей) и кое-кого привозили на машине, НИКОГДА никто из родителей с машиной не появлялся ближе угла с бульваром или Морозовского садика. И не было практически никакого шмоткоцентризма.
    Главное, СИСТЕМАТИЧЕСКИЕ УСИЛИЯ ПО РАЗВИТИЮ У НАС чувства СОБСТВЕННОГО ДОСТОИНСТВА: НИКТО из учителей с первого сентября 5 класса и до выпуска не позволял себе обратиться к ученику иначе чем на "ВЫ" - кроме как к ближайшим УЧЕНИКАМ, где "ТЫ" было свидетельством духовного сродства.

    ОтветитьУдалить
  7. Уважаемый блогер "школа 1227",
    коли не болело бы в связи с деградацией 70-х и 80-х, безуспешной попыткой возродить школу на рубеже 90-х (из ЛУЧШИХ в приличные - динамика не больно-то оптимистическая: хотелось бы из средне-приличных в первую десятку. Для этого надо-то всего ничего: пяток настоящих учителей-лидеров, да нормальная ОБЩАЯ КОНЦЕПЦИЯ. Ладно, у нас нет ни Менделевича, ни Овчинникова, так что ни с 57, ни со Второй конкурировать не будем. Уберем лицеи: у них лучше с возможностью отбора. То есть смотрим на "просто школы и гимназии". Смотрим на Столичную гимназию - держится устойчиво в первой полусотне, пяток лауреатов всероссийских олимпиад - и это все в учреждении, прожившем три года БЕЗДОМНЫМ (здание по аварийности было поставлено на капремонт, то есть классы занимались в чужих зданиях в порядке "подселения"). Ладно, новая школа в районе массовой застройки - им легче. Но почему 1225 (французская - значит, менее привлекательная), расположенная практически симметрично через Покровский бульвар (то есть испытывающая те же проблемы, как, кстати, и 57, с "недонаселенностью"), - на грани первой сотни, а 1227 в середине третьей? Ну почему 1270 (она нам - двоюродная сестра, и в начале 70-х сильно нам уступала) сейчас устойчиво в начале первой сотни)? Посмотрите на их сайт: очевидно понимание того, в чем традиция школы и зачем школе эта традиция. Поэтому и лауреаты всероссийских олимпиад, и серьезная внеклассная жизнь. А без этого - прозябание в умеренно приличных.
    Пусть и "кривоватое" столетие (самую "кривоватость" можно и должно обыграть как следует!!!!), но оно может стать поводом НЕ ОТМЕЧАТЬ ДАТУ, А ВСЕРЬЕЗ ПЕРЕОСМЫСЛИТЬ ТРАДИЦИЮ (через швейцарскость - к Песталоцци: именно поэтому нельзя начинать реформатское образование с 1913; через Четвертую гимназию - к Краевичу и Жуковскому, Поливанову и ТРЕМ ректорам Московского Университета).
    И, пока не поздно, ПОЗВАТЬ НА 30 МАРТА таких выпускников как Антонова. Искать их самим - это замечательное дело для восьмого, девятого, десятого класса. Пусть каждый класс за вторую четверть (в порядке рефератов и прочих самостоятельных работ) напишет истории соответствующих выпусков. Там ведь масса не очень внешне броского: в кулиджановском "Преступлении и наказании" 1969 года одну из мармеладовских дочерей /рядом с Лебедевым и Копеляном, Тараторкиным и Смоктуновским, Бедовой и Басовым/ играла Лида Песковецкая (Пальшина), выпуск 1973, не пошедшая "по актерской части", но игравшая как раз учась в классе 7-8. И наших лауреатов основных всесоюзных и всероссийских олимпиад, как минпросовских/минобровских вроде Миши Прокофьева (выпуск 1971), так и каких-нибудь "Умников и умниц" (Саша Говша, выпуск не то 1992, не то 1993). Потому что через эту подготовительную работу наши будущие выпускники САМИ поучаствуют в (вос)создании традиции. Понятно, что заодно отыщут ВИДНЫХ, знаменитых учеников - не только Эрнста Кренкеля /про которого знают все/, но и Рудольфа Абеля (хотя их потомков м.б. правильно бы и позвать!!!), но одного из лидеров отечественного IT-рынка Андрея Зотова /выпуск 1973, "б"/ или генпродюсера казанского рок-фестиваля "Сотворение мира" Сережу Мирова /выпуск 1975, в школьные годы он был далеко не ангелом, так что был перводим не то из Б в А, не то наоборот, но их класс ОЧЕНЬ прикипевший/, ту же Антонову (а выпускников 40-х и 50-х звать надо ОБЯЗАТЕЛЬНО лично: их остается все меньше!)... И позвать надо бы обязательно СОТНИ уехавших: Юлю Дубову из Щтатов и большущую диаспору наших из Израиля, Наташу Старостину из Вены: наличие скайпа и прочих бесхитростных коммуникационных средств коммуникации позволило бы МНОГИМ из них если не приехать, то поучаствовать в этой годовщине.
    И тогда от годовщины была бы польза.

    ОтветитьУдалить
  8. Вышел свежий рейтинг московских школ.
    Нас в первых трех сотнях нету:
    http://bg.ru/education/departament_obrazovanija_objavil_novyj_rejting_moskovskih_shkol-15136/
    Мнения http://bg.ru/education/novyj_rejting_shkol_za_i_protiv-15165/

    ОтветитьУдалить
  9. Я (ну и МЫ, конечно, выпуск 1977-го года) придём, как обычно приходили все эти годы. Правда, без особого энтузиазма. Правильно уже сказано: не тот дух школы. И школа совсем не похожа на ту, в которой мы проучились 10 лет (это никакое не "старческое брюзжание" уровня "раньше вода была мокрее").
    Вспомнить много что можно, конечно: и директора-глыбу Василия Ивановича Чепового (его мы боялись и уважали) и потом пришедшую Валерию Ивановну Сытову (опять же боялись, но ничуть не уважали, ибо при ней прямо на глазах изменилась сама атмосфера школы). А уж когда появилась "завучиха" Анна Петровна Смирнова (?) (в старших классах была, химию ещё преподавала) - это вообще... Из-за таких школу и стремятся забыть.
    Зато мы всегда помнили и помним прекрасную "химичку" Роню Семёновну Дынину, "англичанок" - Гнедкину, Бач, Османову (здоровья Раисе Леонидовне!), математичку Ираиду Александровну Сёмушкину (жаль, она у нас недолго преподавала), "биологичку" Людмилу Михайловну Логинову и, конечно, общего любимца Виктора Аполлоновича Войнова - многолетнего физкультурника. (о негативных воспоминаниях не буду: достаточно вспомнить хотя бы историю с "физичкой" Чернышёвой, которая, чего уж там таить, именно после острейшего конфликта со мной - это не преувеличение, полно свидетелей!- ушла на пенсию).
    Но совсем не та школа теперь. СОВСЕМ не та! И дело не в том, что "хотелось бы ничего не менять десятилетиями", а именно в ушедшем из неё духе 35-й спец.

    Насчёт того, чтобы от мероприятия была польза - да, хорошо бы созвать более-менее знаковых выпускников. Только будем реалистами: ЗАЧЕМ они придут? Столько лет не ходили, а тут... Не верю.
    Ну и да, заграничная диаспора у школы огромнейшая - в тех же Израиле и США основная масса. Кто хотел, уже приезжал. Поедут сейчас? Тоже сомневаюсь - не настолько сентиментальны.

    ОтветитьУдалить